Последние Встречи Перед Лицом Смерти

Капеллан Армии США Генри Т. Герек

В августе 1943 года я поступил на действительную службу. После того, как прошел курс обязательной военной подготовки, я был направлен на работу в крупный госпиталь. С марта 1944 года на протяжении 14 месяцев мы заботились о лечении раненых и больных. В июне 1945 мы переправились через Ла-Манш во Францию и 15 июля прибыли в Германию. Несколько месяцев спустя я был назначен капелланом находившимся под судом Военного Трибунала офицерам высшего нацистского командования.

Когда меня представили нацистским лидерам, находившимся в своих камерах, я задал себе вопрос: «Как могу я подавать руку этим людям, которые принесли миру столь невыносимые страдания?» Двое моих собственных сыновей стали жертвами этих негодяев. Как могу я разговаривать с этими людьми и сеять семена Божьего слова в их сердца вместо того, чтобы отгородиться от них с самого же начала? Первой для меня стала камера Геринга. Находящийся под стражей экс-руководитель встал по стойке смирно, щелкнул каблуками и протянул мне руку; после этого я нанес краткий визит остальным. Это произошло 20 ноября, прямо перед началом заседаний судебного процесса. Я провел ночь в молитве и просил Бога дать мне слово для них. С того момента Бог наделил меня благодатью следовать примеру Иисуса – ненавидеть грех, но любить грешников. Эти люди должны были услышать о Спасителе, который пострадал и умер также и за них.

Всего насчитывалось 21 человек, которым было предъявлено обвинение. Шесть из них для духовного попечения избрали Римо-католическую церковь, пятнадцать отдали предпочтение протестантской стороне. Стрейшер, Йодль, и Розенберг так ни разу и не посетили богослужение, хотя заявляли о своей вере в Бога.

Общая камера на втором этаже была превращена в маленькую молельню, в которой могли проводиться богослужения. Бывший лейтенант СС стал нашим органистом и играл на органе во время как католических, так и протестантских собраний. В конце моего пребывания там он обрел Христа и стал принимать участие в Вечере Господней. Простое благовествование о кресте изменило его сердце.

Франк, Кальтенбруннер и фон Папен посещали Католические собрания. Кейтель, фон Риббентроп, Рейдер, Денитц, Шпеер, Шахт, Фрик, Функ, Фрицше, и Геринг были моими слушателями.

Расписание служений было следующее: мы пели три гимна, читали Писание, слушали короткую проповедь и оканчивали молитвой благодарения. У нас никогда не возникали проблемы во время служения.

Шуккель был первым, кто открыл свое сердце Евангелию. Он был отцом 10 детей и имел жену-христианку. После нескольких посещений мы преклонили колени возле его койки и молились молитвой мытаря: «Боже, будь милостив ко мне, грешнику». Я знаю, что он имел это в виду.

Позже Фрицше и Шпеер попросили разрешения участвовать в Вечере Господней. Я был глубоко тронут, когда видел, как эти три мужа склонили колени передо мной, чтобы принять хлеб и вино. Бог могущественным образом работал в их сердцах через Свое Слово и Свой Дух, и, как кающиеся грешники, они могли получить прощение во имя Иисуса.

Рейдер, командующий Германского военно-морского флота, проявлял большое рвение в изучении Библии и всегда приходил ко мне, чтобы прояснить отрывки Писания, которые он не понимал. Кейтель, главнокомандующий вооруженными силами Германии, попросил меня выразить благодарность тем, кто позаботился о том, чтобы предоставить духовную поддержку таким, как они злодеям. Со слезами он сказал: «Вы помогли мне больше, чем можете себе представить. Пусть Христос будет со мной!»

С Риббентропом у нас вначале не складывались отношения, но позже, он также начал читать Библию.

Наконец, приговоры были вынесены. Геринг, фон Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Стрейхер, Шуккель были приговорены к казни через повешение. Гесс, Функ и Рейдер получили пожизненное заключение; Шпеер был приговорен к 20 годам тюремного заключения; фон Папен, Шахт и Фрицше были оправданы. В судебных хрониках этот день значится как день «Последнего суда».

Большую часть времени, оставшуюся до исполнения приговора, мы провели в камерах смертников.

По милости «Большой четверки» осужденным было позволено один последний раз пообщаться со своими женами. То был тяжелый момент для всех нас. Я слышал, как фон Риббентроп просил у жены обещания воспитывать детей в страхе Господнем. Жена Шуккеля также дала обещание воспитывать их обильное потомство вблизи креста. Геринг спросил, что его маленькая дочь Эдда сказала о папином приговоре, и услышал, что она надеется вновь увидеть его на небесах. Даже он был тронут в тот момент, и я впервые увидел слезы на его глазах. Позже он сказал мне, что он уже умер, как только дверь камеры захлопнулась за его женой.

День и ночь мы оставались с теми, чьи души Бог поручил нашему попечению. Некоторых мы посещали по четыре или пять раз в день. Фон Риббентроп проводил за чтением Библии большую часть дня. Кейтель был наиболее тронут теми отрывками, в которых шла речь об искупительной силе крови Христовой. Шуккель находился в подавленном состоянии, и иногда ему казалось, что он умрет до исполнения приговора. Он все время, в своей камере, молился своей любимой молитвой: «Боже, будь милостив ко мне, грешнику». Эти трое приняли участие в их последней Вечере Господней в своей камере. Бог изменил их сердца, и теперь, перед лицом смерти, прощаясь со всеми материальными благами и даже своей недостойной жизнью, они могли получить то, что Бог обещал бедным грешникам; и да примет Иисус их отягощенные грехом души. Вечером перед исполнением приговора у меня состоялась длинная дискуссия с Герингом. Я указывал на необходимость приготовиться к встрече с Богом. Во время нашей беседы он подверг осмеянию несколько библейских истин и отказался принять то, что Христос умер за грешников. Это было сознательное отвержение крови Христа. «Мертвый мертв», - такими приблизительно были его слова. Когда я, в конце концов, напомнил ему о его маленькой дочурке, которая надеялась увидеть его в небесах, он ответил: «Она верит по-своему, а я – по-своему». Час спустя я услышал шум многих возбужденных голосов и мне сказали, что Геринг покончил с жизнью. Когда я вошел в камеру, его сердце еще билось, но вопрос, который я задал ему, остался без ответа. Маленький пустой шприц лежал у него на груди. Вот так он перешел в вечность. Тогда настал последний час для остальных девяти. Теперь, когда Геринга уже не было, фон Риббентроп первым должен был идти на эшафот. Прежде чем покинуть свою камеру, он заявил, что возложил всю свою надежду на кровь Агнца, который берет грехи всего мира, и попросил Бога сжалиться над его душой. Последовал приказ следовать к месту исполнения приговора. Его руки были связаны. Он поднялся по 13 ступенькам, которые вели на эшафот, и произнес свое имя. Мне была дана возможность произнести последнюю молитву, и… через мгновение его не стало в живых. Кейтель также ушел в вечность, полагаясь на Божью прощающую благодать. Тогда привели Шуккеля. С последней молитвой он заменил свою греховную жизнь вечностью.

Прямо перед своей смертью, Фрик заверил меня в том, что и он уверовал в очищающую кровь, и что на одном из наших служений он также лично принял Иисуса Христа.

Последним из всей группы был Розенберг, всегда отвергавший предложения о духовной помощи. На мое предложение, не желает ли он, чтобы я помолился о нем, он ответил с улыбкой: «Спасибо, не надо». Он прожил жизнь без Спасителя и умер без Спасителя. Печальная участь!

Хотелось мне рассказать о кончине Стрейхера. Вначале он отказался назвать свое имя, а когда подошел момент исполнения приговора, он назвал имя своей жены, а затем с возгласом «Хайль Гитлер!» он перешел в вечность.

Было три часа утра, и мы завершили свою работу несколькими часами благодарности и обновленного посвящения нашему Господу и Его служению.

Почти две тысячи лет тому назад на Голгофе стояли три креста. Посредине был Иисус Христос, Спаситель мира, а справа и слева от Него было двое убийц. Один из них раскаялся в те последние для него моменты жизни и попросил прощения, которое было ему дано, и согласно которому он получил обещание немедленного перенесения в рай (Лук. 23:43). Другой же вступил в вечность неспасенным.

Креста уже давно нет, но плоды заместительных страданий и смерти Христа люди все еще могут увидеть и прочувствовать и сегодня.

© Данная статья взята из «Бюллетеня Библейских Верующих»
Вы можете бесплатно подписаться на печатное издание ББВ,
а также связаться с нами по любым интересующим вас вопросам.