Доброе Слово Женщинам

Чарльз Сперджен

Чарльз СпердженВ последней главе мы остановились на хорошей женщине; так как эти слова обещают надлежащий прием, то давайте остановимся здесь на некоторое время и погрузим наше перо в более тонкие чернила. Когда приходится писать о таком нежном предмете, то необходимо запастись самым тонким обхождением.

Просто удивительно, как много старых пословиц направлены против женщин; их приходится два десятка на дюжину других. С давних пор мужчины впадали в грубый тон, говоря о своих женах. Некоторые из этих пословиц прямо-таки ужасны; вот вам пример: «Всякий муж своей жене два раза рад: раз - в день свадьбы, а другой - в день ее похорон»; или же другая, такая же грешная, как и первая: «Кто потерял жену и копейку, тот потерял всего лишь копейку».

Я вспоминаю старинную песенку про человека, который предпочитал быть повешенным, чем жениться; она показывает, насколько обычны были насмешки над брачной жизнью. Собственно говоря, даже не следовало бы печатать ее; вот эта песня, насколько я помню:

На место казни молодца таскали
Повесить, осудив за темные дела.
Откуда ни возьмись, повозку задержали
Прибывшие верхами вестники царя.

Скажите этому злодею, так речь один держал:
Что, если жизнь свою жалеет,
Пускай жениться не робеет,
Пусть к алтарю спешит! так царь сказал. -

Но, диво дивное, преступник отвечает:
Теперь назад, когда кругом толпа
Нетерпеливо зрелищ ожидает?
Притом жениться? никогда!

Это грубое стихотворение вовсе не доказывает что женщины плохи, а лишь то, что их мужья негодны, иначе они не могли бы так клеветать на своих жен. Гнилая ветвь первая ломается, и надо полагать, что именно мужская половина хуже женской, так как она-то и создала эти отвратительные пословицы. Несомненно, были на свете плохие женщины, оправдывавшие существование плохих пословиц. Но зато как много тысяч было истинных помощниц, стоивших больше, чем их вес в золоте. В Писании порицаются лишь жена Иова и Иезавель, но зато восхваляются бесчисленные Сарры и Ревекки. Я согласен с царем Соломоном, что, кто женится, тот избирает благую часть. Если в лавочку попадает фальшивая монета, то все соседи узнают про это, но зато никто не услышит про сотни хороших. Хорошая женщина не поднимает вокруг себя шума, тогда как дурная баба становится известной во всей волости. Смело можно сказать, что женщины почти ангельские натуры и чересчур хороши для доброй половины теперешних мужчин.

В пользу женщин говорит то, что мало найдете старых пословиц, направленных против мужчин, хотя в данном случае то, что годится для гусыни, должно бы годиться и для гусака; ведь, кобыла имеет такое же право лягаться, как и жеребец. Им приходится прощать многое, иначе им слишком часто приходилось бы жаловаться на мужские поступки. Они, пожалуй, чересчур болтливы, но, как колокольчики, так и красавицы обладают легко подвижными язычками. При этом они вовсе уже не такие плохие, как их изображают, иначе давно отомстили бы за всю напраслину, которую на них наводят; если же они немного властны, то все же не настолько, чтобы лишить мужей свободы слова, даже если эта свобода направлена против них. Верная жена - это лучшая половина мужа, его утешение, его венец, его ангел-хранитель, сокровище его сердца. Он говорит ей: «В тебе самое большое счастье. В тебе - мое утешение. Тобой занят мой ум. Божье благословение подарило тебя мне». В ее обществе он находит небеса на земле; она - свет его дома, радость его души и душа его радости на этом свете. Какую бы Бог ни послал ему судьбу, он богат до тех пор, пока она жива. Ребро - лучшая часть его тела.

Лишь тот, кому жена досталась
Любвеобильная, тот в переменах жизни
С приподнятой главой стоит, не колеблясь.
Зато двойную горечь пьет жены капризной
Муж, во дверь которого рука утехи не стучалась.

Если муж хорош, то и жена хорошая. Некоторые мужчины не умеют жить ни с женщинами, ни без женщин; они чувствуют себя плохо в печальном одиночестве, если же женятся, то делают свою семью несчастной; они похожи на собаку моего соседа, которая кусается на свободе и воет на привязи. Счастливые холостяки превращаются большею частью в счастливых супругов, а эти последние - самые счастливые люди в мире; хорошо подобранные супруги с радостью несут вдвоем бремя жизни. Они напоминают пару райских птиц. Их горе - вдвое слабее, а радости - вдвое сильнее, чем у других; это у них называется тонкой арифметикой. Груз забот легко катится вперед; если же тяжел или на пути встречается препятствие, то взаимная любовь только усиливается и побеждает. Если супружество расходится, то обычно виноваты обе стороны, причем вина с каждой стороны бывает почти одинаковой. Если семья разрушается, то это по вине и жены, и мужа. Мужа можно в этом винить так же часто, или еще чаще, нежели жену. Если муж не желает быть сладким дома, то разве можно удивляться тому, что жена смотрит кисло? Недостаток хлеба изгоняет нежность; голодные собаки часто грызутся между собою. Бедность обычно вносится а дом мужем, так как жена реже зарабатывает на содержание семьи. Один муж подарил жене кольцо с надписью: «Если кто не хочет трудиться, тот и не должен есть». Это было бесчеловечно. Не обязанность жены доставлять средства для содержания дома; она должна лишь следить за тем, чтобы они тратились с пользою и не напрасно; поэтому, повторяю, не ее вина, если средств мало. Она не добывает хлеб, а лишь приготовляет его. Она зарабатывает дома больше, чем мог бы дать всякий ее заработок вне дома. Ведь не жена прокуривает и пропивает жалованье в трактире. Изредка можно увидеть пьяную женщину, это отвратительная картина, но в 99-ти случаях из ста именно муж возвращается домой пьяным и истязает детей - и очень редко делает это жена. Часто бранят женщин за то, что они любят смотреться в зеркало, но это далеко не так опасно, как те стаканы, в которые заглядывают мужчины и в которых они топят свой и без того слабый рассудок. Жены не просиживают вечерами в кабаках; они работают и возятся с детьми дома; поглядывая на часы (если таковые имеются) и ожидая, когда их господин и повелитель соизволит вернуться, они заливаются слезами от долгого ожидания. Я удивляюсь, что они до сих пор не забастовали. Некоторые из них доведены до такого истощения, как жук на булавке или мышь в пасти у кошки. Они должны ухаживать за больной дочерью, мыть запачкавшегося сына, переносить крики и шум детей, тогда как их повелитель надевает шляпу, закуривает трубку и уходит искать себе развлечения; возвращаясь, когда ему вздумается, он упрекает жену за то, что ему не приготовлен вкусным ужин. Как может он ожидать, что его будут кормить до отвала, если так мало приносит денег домой в субботу ночью и так много тратит на выпивку. Я утверждаю и знаю, что говорю правду: не было бы сварливых жен, если бы в семьях не было грубияна и пьяницы мужа. Негодники, ни на что не способные, пьют до положения риз, а затем набрасываются на своих работниц за то, что они не могут дать им больше денег для пьянства. Не пробуйте возражать мне, я это утверждаю и могу доказать, что жена часто по необходимости должна сердиться, когда она не может удержать дом в порядке, несмотря на все свое трудолюбие и бережливость, ибо муж ей мешает. Каждый из нас был бы недоволен, если бы ему пришлось делать кирпич без глины, вскипятить воду без огня и уплатить музыканту из пустого кошелька. Что может она вынуть из печки, если у нее нет ни муки, ни теста? Плохие мужья, вы - отъявленные негодяи, и, по справедливости, вас бы следовало повесить. Тогда, быть может, исправились бы остальные.

Говорят, что муж из соломы стоит столько же, сколько жена из золота, но я не согласен с этим, в данном случае старинная пословица врет, потому что безвольный муж стоит не больше, чем безвольная жена. У разумного мужа обычно бывает ласковая жена и, где сердца дружны, там обитает радость. Дружные сердца разделит лишь могила. Супружество бывает счастьем, но бывает и горем; если это так, то виноваты бывают, как мужчины, так и женщины. Медовый месяц никогда не должен кончаться; если же это случается, так виноват в этом очень часто муж, который поел весь мед и оставил одни воспоминания; если же оба вносят свою долю меда в общую жизнь, то, на взирая на недоразумения, долгая и дружная жизнь им обеспечена. Если муж ходит с лицом исцарапанным, то или он получил недостойную жену, или она имеет плохого мужа. Если муж не умеет обезопасить свою физиономию, то, видно, - он очень неумен. Меня не особенно трогают мужские страдания и я сохраняю мое сожаление для женщин. Женщина наверно приносит большие жертвы ради домашнего мира. Всякой селедке приходится висеть на собственном гвозде, и всякий должен нести свою долю ответственности за домашние ссоры, но я не могу терпеть, чтобы вся вина приписывалась женщинам. Есть ложь, которая всеми повторяется: говорят, что если блюдо разбилось, то это сделала кошка, и если случилось зло, то всегда - от женщины. Всякое следствие имеет свою причину, но не всегда причиною домашних недоразумений является хозяйка. Нет сомнения, что у многих женщин языки длинные, но поэтому еще более жалко, что мужья их приводят в движение; что же касается их болтливости, то загляните только в трактир, когда гости уже подвыпили, и пусть меня не зовут Иваном, если какая-либо женщина в мире может наговорить столько бессмыслицы, сколько мужчины.

Когда я дошел до этого места, то вмешался наш проповедник и сказал: «Иван, тебе трудно справиться с столь мудрым предметом; я дам тебе редкостную, старинную книгу, которая поможет тебе справиться с задачей». Я поблагодарил его сердечно, говоря, что маленькая помощь полезнее большого порицания. Он прислал мне книгу Виллиама Сиккера «Брачное кольцо», и, надо сказать, что Сиккер был, как видно, действительно умницей. Я не могу не привести несколько его мудрых мыслей; они очень доступны и легко запоминаются.

Сиккер сказал: «Имеешь ли ты мягкое сердце? Если да, то оно смягчено Богом». «Есть ли у тебя нежная жена? - Она дана тебе Богом». У евреев была поговорка: «Тот не мужчина, у кого нет жены». «Как бы ни был хорош одинокий человек, но все же не хорошо, что он одинок». «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше». «Жена, хотя и не является совершенством, все же представляет собою благое даяние, луч, ниспосланный солнцем божественной милости. Как счастлива чета, у которой Христос присутствует на брачном пире. Пусть в ваших глазах будут оправданы хотя бы те женщины, которые оправданы Богом. Мужья должны простереть плащ любви над недостатками своих жен. Не туши свечи из-за того, что на ней появляется нагар. Супруги должны побуждать друг друга к взаимной любви и любить друг друга, наперекор всяким посторонним влияниям. Древо любви должно вырасти среди семьи, как древо жизни произросло в раю. Хорошие слуги могут считаться счастьем; хорошие дети - большое счастье, но хорошая жена - несомненно - величайшее счастье; такой помощницы ищет тот, кто в ней нуждается; о такой вздыхает тот, кто ее потерял; и такой восхищается тот, кто ее имеет».

Однако, возвратимся от высоких рассуждений к моим простым мыслям. Я хотел бы добавить несколько слов, подсказанных моим собственным опытом в этом вопросе, и на этом закончить.

Опыт с моей первой женой, которая, как я верю, будет также моей последней, создает у меня представление о браке, как о дороге, идущей из рая и ведущей в рай. До женитьбы я никогда не был даже на половину таким счастливым человеком, как сейчас. Настоящее счастье приходит лишь после брака. Я не сомневаюсь в том, что при наличии большой любви есть и предмет, достойный любви, а там, где любви нет, - находится множество недостатков. Если бы на свете была хотя бы одна хорошая женщина, я желал бы быть ее мужем и быть им, как можно дольше. Если добрая душа может примениться ко мне, я наверно не оттолкну ее от себя.

Если бы я не был женат и встретил подходящую супругу, я был бы женат завтра утром. Что думаете вы об этом? Быть может, кто-нибудь скажет: «Если ты овдовеешь, то сейчас же женишься вторично». Да, если я сделал бы так, то что могло бы лучше показать, что я был счастлив с первою женою? Я не буду говорить, как некоторые другие, что женюсь для того, чтобы кто-нибудь мог смотреть за моими детьми; я женюсь, чтобы иметь жену, которая смотрела бы за мною. Я - общительная душа и не могу хозяйничать один. Один муж, женясь в четвертый раз, приказал вырезать на своем обручальном кольце: «Если переживу, женюсь в пятый раз». Вот настоящий Синяя Борода! Супружества благословляются Богом: брак сам по себе хорош, но есть безумцы, превращающие пищу в яд и благословение в проклятие. Безумец говорит: «Это хорошая веревка, я повешусь на ней». Муж, который просил жены у Бога и женился на ней, ради ее характера, а не ради смазливого ее личика, тот может ожидать, что его выбор окажется счастливым. Кто объединяет свою любовь с Божьей помощью, кто просит у Бога любви и любит молиться, те могут не опасаться, что любовь и радость их быстро покинут.

Кто уважает свою жену, тот убедится, что и она его уважает. Какой мерой мерите, той же мерой отмерится и вам, мерой доброй, утрясенной, нагнетенной и переполненной. Кто советуется со своей женой, тот имеет хорошего советника. Я слышал, как наш проповедник говаривал: «женский инстинкт часто бывает вернее мужского рассудка»; они сразу вникают в суть вопроса и мгновенно постигают все. Говорите, что хотите, о советах вашей жены, но большею частью вы пожалеете, если поступите вопреки им. Кто плохо отзывается о женщине, тот должен вспомнить грудь, вскормившую его - и устыдиться. Следует сечь того, кто плохо обращается со своей женою. Попадись мне такой, я не пожалел бы палки.

© Данная статья взята из «Бюллетеня Библейских Верующих»
Вы можете бесплатно подписаться на печатное издание ББВ,
а также связаться с нами по любым интересующим вас вопросам.