Исцеление Отступника

«Уврачую отпадение их...» (Осии 14:5)

Что звучит более громко — похоронный звон «отступление их» или свадебный звон колоколов «уврачую»? Во всем Писании прослеживается горячая борьба между грехом человека и благодатью Бога, каждый из них старается превзойти другого. Грех, как дракон, испускает из уст своих потоки, а Божья благодать, как безбрежный океан, могущественно катит свои волны. Грех умножается до такой степени, что никто не в состоянии измерить его мерзость или силу, но где умножился грех, там преизобилует благодать. В нашем стихе грех умножился: «отступление их» - в этом слове кроется всеобъемлющая, ужасная бездна преступления. Но благодать превозносится:

«Уврачую отступление их». Вот высота и глубина благодати, столь же непостижимой и безграничной, как Бог, от Которого она произошла.

Для того чтобы в это утро мы получили полную меру пользы, которую может излить на нас этот стих через научение Духа Божьего, я попрошу вас,

  • во-первых, обратить внимание на значение слов стиха;
  • во-вторых, поразмыслить над благословением стиха;
  • и в-третьих, если Дух Святой поведет нас, давайте не покинем это здание, пока не поймем этот стих.

I. Прежде всего, возьмем СЛОВА СТИХА: «Уврачую отпадение их».

Сначала мы обратим внимание на слово унижения — «отпадение», отступление. Само его звучание должно пробудить наш дух, а сознание того, что мы включены в него, должно побудить нас повергнуться в прах и сознаться, что мы нечисты. Отступление очень распространено среди народа Божьего; возможно, оно реже встречается в своей высшей степени (сохрани, Боже, чтобы было не так!), чем в его ранних формах. От начала отступления в мыслях и сердце до отступления в поступках эта болезнь, боюсь, так распространена среди народа Божьего, что едва ли один из нас не страдал от нее какое-то время. Боюсь, большинство из нас могли бы признаться, если бы мы искренно проверили свои сердца, что в какой-то мере мы отступаем даже сейчас.

Правильное состояние чада Божьего — хождение во свете, подобно как Христос во свете, благодаря чему мы имеем общение с Иисусом. Наше правильное и единственно безопасное стояние — пребывать в Нем и чтобы Его слова, да и Сам Он, пребывали в нас. Но слишком часто мы следуем на расстоянии, живем в очень ограниченном и отдаленном общении с нашим Искупителем. Так не должно быть; нет необходимости, чтобы было так. Но, увы! увы! увы! Осмотрите всю церковь, и вы обнаружите отступление во многих, среди которых тут и там встречаются седовласые, которые даже не знают о своем состоянии. В других же вы различите признаки самого прискорбного разложения через злое сердце неверия, отступившее от живого Бога.

Подумайте, возлюбленные, принадлежащие Христу, насколько вы могли отступить за последнее время. Не ослабели ли вы в молитве? Возможно, вы сохраняете привычку молиться, потому что не можете перестать делать это, но у вас нет той силы в молитве, которую вы когда-то имели. Вы все еще читаете Слово, но, быть может, Писание не так сладостно для вас, как было раньше. Вы приступаете к хлебопреломлению, вы не научены покидать свои собрания, но, ах, увидели ли вы лик Царя в Его красоте так, как когда-то? Возможно, вы все еще трудитесь для Него, но делаете ли вы то, что делали когда-то, или все, что могли бы делать? Не остановился ли ваш рост, вместо того чтобы продвигаться к совершенству? Не приходится ли вам признать, что вы не бежите к небу, а плететесь на пути к нему? Эти обвинения не затрагивают ваше сознание?

Боюсь, что большинству из нас, тщательно проанализировав себя, пришлось бы сказать: «Да, я помню, когда первая любовь почивала на мне и мое сердце горело любовью к Христу; но теперь, увы, мои чувства притупились и я не так стремлюсь к Нему! Как бы мне хотелось снова испытать жар первой любви, чтобы мой дух возрадовался в Нем, как в день моего обращения».

Я спрашиваю вас, мои братья, если вы признаете все это: поверили бы вы, что дойдете до такого состояния, когда впервые пришли к Христу? Если бы пророк предсказал мне, что я буду так неблагодарен Тому, Кто возлюбил душу мою, я бы ответил: «Что такое раб твой, пес, чтоб мог сделать такое большое дело?» Искупленные Его драгоценной Кровью, избавленные от падения в пропасть, в те прежние дни нашей отдачи мы думали, что будем все крепче и крепче привязываться к своему Избавителю. Никакая жертва не казалась нам слишком большой, никакая обязанность — слишком нудной, если только Иисус приказывал. Да, к сожалению, мы потерпели крушение во многих отношениях и нуждаемся в том, чтобы с весьма глубоким сердечным сожалением оплакать себя перед Богом и исповедать свое отступление.

Но я не буду больше задерживаться на этом слове. Такое оплакивание можно закончить, когда сердце становится чутким. Если мы осознаем грех, чтобы оплакивать его, то можем отвести от него взгляд, ибо следующее слово, над которым мы будем размышлять,— это слово утешения: «уврачую». «Уврачую отпадение их». Утешение кроется в самом том факте, что Господь рассматривает здесь тяжкий грех отступления как болезнь. Не сказано: «Прощу отступление их», хотя это подразумевается, но «уврачую» его. Он как будто говорит: «Мой бедный народ. Я помню, что они — всего лишь прах; через грехопадение они подвержены тысячам искушений и легко уклоняются с пути. Но Я не поступлю с ними, как с мятежниками; Я отнесусь к ним, как к пациентам, а они пусть видят во Мне Врача». Утешение несет уже сам тот факт, что ради Иисуса Бог снисходит к нам и смотрит на наш отвратительный, мерзкий, заслуживающий осуждения и ада грех так, словно в Его глазах он не столько осужденное беззаконие, сколько болезнь, на которую Он взирает, сожалея, что мы находимся в ее власти.

Рассмотрев отступление как болезнь, заметьте далее, что Он не говорит: «Я отделаюсь от этого больного». Согласно закону, человека, имеющего проказу или какое-нибудь другое инфекционное заболевание, нужно было удалить за стан. Но здесь не сказано: «Изгоню их за отступление». О мои дорогие друзья, если бы мы были изгнаны из Божьей Церкви, если бы мы никогда больше не были допущены к Его трапезе, то следует признать, что мы вполне заслужили бы этого. Но здесь написано не так. Не «заключу их в карантин; изгоню их из хорошей земли и из среды Моего народа». Нет, но «уврачую отпадение их». Тем более Он не говорит: «Уничтожу их за отступление». Некоторые считают, что дети Божьи могут согрешать таким образом, что уже никогда не будут возлюбленными Божьими и за грех свой останутся вне завета; но мы не так познали Христа и не так уразумели отцовство нашего Бога.

Кого Он возлюбил однажды, того не покинет, Но будет любить до самого конца.

Бог не сожалеет о данных Своему народу дарах и призвании. «Если ты ненавидишь ее, отпусти, говорит Бог Израилев». Нет, не «вычеркну их имена из книги жизни»; не «лишу их наследства, поскольку они были неверны Мне», но «уврачую отпадение их», то есть каким бы ни был их грех, Я превозмогу его, Я изгоню его, Я восстановлю их к первоначальному состоянию здоровья; Я сделаю больше: так исцелю их, что однажды без пятна, недостатка или чего-либо такого они узрят лицо своего Отца. Итак, слово утешения.

Затем, это слово — слово могущества. Оно — первое слово нашего стиха: «Уврачую отпадение их». Сам Иегова говорит здесь — всемогущий, для Кого ничто не трудно, премудрый, от Кого ничто не сокрыто. Он не пообещал, что каким-то неизвестным образом их отступление будет исцелено, но сказал, что Сам уврачует его. Предположим, Он сказал: «Я оставлю их и посмотрю, чем кончится их отступление. Может быть, по истечении некоторого времени оно истощит весь свой яд и рана заживет». Нет, мои братья, если бы мы были оставлены, наши раны загноились бы и наш дух полностью погиб. Мы заблудились, как потерянные овцы, а одна из особенностей заблудившихся овец такова: они никогда не думают о возвращении; пастырь должен искать их, иначе они будут дальше и дальше уходить от дома.

Хорошо запомните, что в этом стихе Господь не говорит: «Мое слово уврачует отступление их», или:

«Я пошлю Моего служителя уврачевать отступление их». Он милостиво употребляет Свое Слово, оно — назначенное Им средство благословения Его людей; и Он снисходительно использует Своих служителей, хотя они и недостойны, чтобы послужить для Его детей. Но в конце концов ни Слово, ни служитель не могут сделать ничего; труд результативен только тогда, когда Господь принимается за него.

«Уврачую отпадение их». Так же, как Сам Иисус, ходя среди больных людей, дарил исцеление тут и там, заставлял хромого человека скакать, как лань, а немой язык петь, открывал слепые глаза, удалял горячку и изгонял демонов, таким же образом Твое прикосновение, Эммануил, Твое присутствие, Спаситель грешников, исцеляет нас и от всех наших грехов. Он Сам взял на Себя наши немощи и потому знает, как избавлять нас от них. «Я Господь целитель твой» — не это ли Его имя? И не сказал ли Он: «И ни один из жителей не скажет: «я болен»; народу, живущему там, будут отпущены согрешения»? Это говорит Иегова. Не сомневайся, что работа будет совершена. Сказал ли Он и не совершит? Это говорит Иегова; значит, какой бы безнадежной ни была болезнь нашей души, Он исцелит ее; ибо есть ли что слишком трудное для Господа?

«Уврачую отпадение их». Благословенно да будет имя Его. Если бы нам сказали, что отступление, которое мы с вами чувствуем, нужно уврачевать обычными средствами, мы бы ответили: «Мое отступление? Нет, Господи, мое положение хуже всех других, безнадежное, беспомощное, неизлечимое». Но слова: «Я уврачую» уничтожают всякую попытку не верить, ибо чего Господь не в силах совершить? Какие болезни Он не может изгнать? Он даже может обращаться к мертвым и оживлять их. Будем же надеяться на Него, потому что, как бы далеко мы ни зашли и как бы ни были сокрушены наши сердца, Он может перевязать все наши раны и заставить каждую кость петь, и песнь будет такой: «Кто подобен Тебе, Господи, прощающему преступление, беззаконие и грех и не вспоминающему отступление Твоего народа?»

Таким образом, мы рассмотрели три слова: первое — слово унижения, второе — слово нашего утешения, а третье — поклонения, поскольку оно открывает могущество Божье.

Еще одна мысль, которую я осмелюсь извлечь из заднего плана, где она обычно находится, это: «Уврачую отпадение их». Здесь — слово убеждения. «Уврачую» — «уврачую отпадение их». Но почему Он уврачует? Почему Он так категорически говорит, что «уврачует»? Здесь нет «возможно», нет «может быть». Ниневитяне пошли к Богу, когда для них не было никакой надежды, кроме «кто знает?», но Божий народ приходит к Нему, ссылаясь на «буду» и «совершу».

Умоляю тебя, отступник: если ты желаешь возвратиться к Господу в это утро, заметь несомненность этого стиха и ссылайся на нее. Бог, говорящий «уврачую»,— не человек, чтобы Ему лгать, и не сын человеческий, чтобы Ему раскаиваться. Если Он говорит: «Уврачую», то ты отвечай: «Господь, исполни для Твоего раба это слово, которым Ты пробудил во мне надежду».

Но почему Господь уврачует Своих людей? Он сделает это потому, что принял на Себя служение Врача, а если попытки врача терпят неудачу, то это не приносит ему славы. Каждый пациент, которого теряет врач, приносит определенные потери репутации о его способностях.

«Я уврачую отступление их,— говорит Он.— Я взял на Себя их спасение, и Я совершу его. Я заключил завет с ними во Христе, установленный Мною во всем и неизменный завет, и Я не допущу, чтобы один из Моих малых сих погиб, но уврачую их отступление». Не Его ли они дети? Даже если врач не применит свое умение, чтобы оказать помощь чужому человеку, то он не поступит так со своим ребенком. Во всех пределах фармации его ребенку доступно все, во всем медицинском искусстве нет ничего такого, чего врач не применил бы к своему любимому ребенку, если это нужно. О всех Своих детях божественный Отец говорит: «Уврачую отпадение их».

Возлюбленные, мы слишком дорогой ценой достались Богу, чтобы Он допустил нашу погибель, а без исцеления мы неизбежно погибнем; потому Он и исцелит нас. На каждом из Своих детей Бог видит знаки Крови Искупителя. Каждый наследник неба имеет на себе памятные знаки, которые не могут оставить равнодушной душу Отца, ибо Он хорошо помнит кровавый пот Гефсимании, стоны и вопли Возлюбленного. Вы, верующие в Иисуса, слишком дорого стоите, Он не может допустить вашу погибель. Господь очень долго любил вас, чтобы позволить вам погибнуть, ибо прежде создания мира Его сердце прилепилось к Своим избранным. От века Его услада была в сынах человеческих; прежде, нежели вы были созидаемы и тайно образуемы в глубине утробы, вы жили в сердце Бога, лежали на груди вашего Искупителя, Который и тогда считал вас одним из завета благодати.

«Хочу уврачевать отпадение их». Болезнь не умертвит их, никакой грех не загноится в них настолько, чтобы погубить их. Я, Иегова, Который избрал их, Который искупил их и призвал Своей благодатью, Я уврачую их. Небо и земля могут пройти, но это слово не пройдет. О, благословенная неизменность Слова Божьего!

Но в нашем стихе есть еще одно слово, и это — слово, указывающее на личность. «Уврачую их отпадение». То есть, сначала — отступление всего Израиля. Он говорит об Израиле: «Уврачую отпадение их». Он Сам желает исцелить и исцелит их. Свой особенный народ, Своих избранных. Он не допустит, чтобы хоть один из них был так поражен грехом, что эта греховная болезнь станет для него роковой.

Для того чтобы узнать, имеем ли мы часть в этом обетовании, мы обратимся к другим словам, предшествующим стиху. Те, о ком Он говорил, были готовы прийти к Нему и сказать: «Отними всякое беззаконие и прими во благо, и мы принесем жертву уст наших». Если здесь есть кто-либо, желающий прощения ради имени Христа через дар благодати Божьей, если здесь есть кто-то, оплакивающий свое беззаконие и желающий возвратиться к своему Богу, если среди нас есть душа, которая искренне становится на Божий путь спасения и охотно желает искать освобождения от всякого греха — такой человек может быть уверен, что он один из тех, о ком Бог сказал: «Уврачую отпадение их».

Ты ненавидишь свое отступление? Ты восклицаешь, как Давид: «Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал, так что Ты праведен в приговоре Твоем и чист в суде Твоем»? Тебя мучат твои грехи, они стали настоящим бичом твоего сердца? Ах, тогда Он исцелит твое отступление. Ты искренне молишься? Взываешь ли ты, чтобы Он пожалел тебя? Можешь ли ты проливать слезы покаяния? Посмотрел ли Он на тебя, как на Петра, и ты можешь выйти и горько заплакать, если не настоящими слезами, которые текут из глаз, то внутренними слезами, которые истекают из сердца? Если да, то Сокрушающий сердца всегда имеет намерение исцелять их. Он еще никогда не поражал и не сокрушал дух, как только с той целью, чтобы вскоре преподнести ему лучший бальзам, чем когда-либо знал Галаад, и чтобы Кровь Иисуса говорила лучше, нежели Авелева, - дать вечный мир тому сокрушенному духу.

«Их отступление» — возьми это слово и поставь в единственном числе, в первом лице. Скажи: «Господь, уврачуй мои отступления! Уврачуй те, о которых я не знаю: «От тайных моих (погрешностей) очисти меня». Я знаю некоторые из них и оплакиваю их. Освободи раба Твоего, как птицу из сети ловца, и язык мой будет громко воспевать Твою правду».

Итак, вы видите, что в этом стихе каждое слово имеет значение. Я уже извлек пять уроков из слов, содержащихся в нем.

II. Но мы пойдем дальше и постараемся полнее извлечь БЛАГОСЛОВЕНИЕ СТИХА. «Уврачую отпадение их».

Это благословение должно прежде измеряться злом, от которого оно избавляет,— «отступление». Отступление рассматривается как болезнь. Давайте поговорим немножко об этом факте. Давайте признаем, что отступление — одна из самых опасных ситуаций, в которые дитя Божье может попасть: оно ставит под угрозу подлинную радость, сильно вредит нашей пригодности и ставит в опасность будущее. Ни один человек, называющий себя христианином, не впадает в большой явный грех сразу: прежде происходит много мелких отступлений.

Видите дерево, поваленное сильными ветрами? В девяти случаях из десяти, если внимательно присмотреться к нему, можно увидеть, что насекомые годами вели в нем свою работу и оно подгнило; поэтому, когда пришло последнее испытание, оно всего лишь довело до конца то, что длилось уже долгое время. Несколько лет тому назад многие наши самые большие коммерческие дома внезапно потерпели крах и многие обанкротились. Но не думайте, что они потеряли все деньги за один день! Исследование их счетов доказало, что во многих случаях дела фирм начали ухудшаться еще за десять или двадцать лет до того.

Отступление мало-помалу, как правило, ведет к явному вероотступничеству и греху. Нет, нет, такой зрелый слуга дьявола, как Иуда, не возникает сразу; нужно время, чтобы подготовить человека для собрания развратителей. Поэтому остерегайтесь отступления, помня, к чему оно приводит. Если поскользнешься на склоне ледяной горы, то первое скольжение может не вызвать боль, если удастся остановиться и больше не скользить. Но, увы, грех так регулировать невозможно. Когда ваши ноги начинают скользить, вы набираете при падении все большую скорость, и с каждой минутой вам становится труднее остановиться. Опасно отступать даже в малом, потому что мы не знаем, к чему это может привести.

Отступление — вещь оскверняющая, потому что человек не может потерять пыл любви к Христу и святость, не став при этом мирским и не запачкав сердце. Невозможно пребывать меньше в молитве, не становясь менее подобным Богу. Грех будет искать жилище для себя в любом сердце, где Дух Божий в действительности не присутствует.

Пусть Бог лишит вас Своего открытого общения, и грех непременно заполнит вакуум. Отступление загрязняет белизну праведности святых и пятнает их красоту. А как он осквернителей, так и заразителен. Христианин не может влачить нищенское существование без избытка благодати, не ослабляя тех верующих, которые входят с ним в контакт. Я знаю некоторых святых людей (и желаю больше им подражать), которые служат благословением для всех, с кем общаются. Где бы они ни были, они, как восточные духи, распространяют вокруг благоухание. Их жизнь подобна восточной звезде, которая вела людей к Христу. Их любезность напоминает нам о благословении Асира, которому дано было обетование, что он окунет в елей ногу свою, потому что где бы они ни проходили, они оставляют за собой следы помазания Святого.

Но у этой картины есть и мрачная сторона: если мы умаляемся в благодати, наше отступление имеет склонность увлекать вниз других. Вся армия задерживается, если отстает один полк. Старые натуралисты когда-то говорили о твари, которую называли «помеха»; она цепляется своими присосками к кораблю и мешает ему двигаться. Отступления христианина — такие же помехи для судна Церкви; они прилипают к ней и затрудняют ее путь.

Одна слабая овца заражает стадо И ослабляет остальных.

Когда впереди ползет медленный поезд, тогда и почтовый экспресс задерживается. Когда один, называющий себя христианином, действует по-мирски, беспечен, равнодушен или алчен, он подстрекает других делать то же, подавая им пример.

Я хотел бы показать вам, что такое отступник. Боюсь, это трудно, но простая иллюстрация может вам помочь. Помните того внушительного, здорового парня, который многие годы находился среди нас и которому почти завидовали за его крепкое здоровье и удивительную силу? Работа для него была удовольствием. Он радовался, как исполин, пробежать поприще. Сильный, как дуб, прямой, как пальма, и красивый, как кедр; один взгляд на него вызывал восхищение им. Увы! Его нет теперь на обычном месте в церкви, как и на месте ежедневной работы. Он не может приходить на наши собрания и никогда больше не придет. Он встает очень поздно. Самое незначительное движение для него — изнурительный труд; у него ужасный кашель, и он стал худой, как скелет. Его щеки впали, в глазах — странный блеск, ничто в нем не напоминает о том, каким он был. Человеку, прежде незнакомому с ним, вы бы сказали: «Вы не можете представить себе, каким этот молодой человек раньше был». Его мать льет слезы при мысли, что это — ее сын, некогда воплощение мужской силы. Боль пронзает ее сердце при мысли, что это ее мальчик, когда-то сильный и здоровый. И все-таки он не мертв; но печально видеть, как он приблизился к смерти, с каким трудом он дышит, как слабы его уста, как слабо бьется пульс, какой плохой у него аппетит! Сильный человек стал слабее малого ребенка. Отец должен на руках нести его вверх и вниз по лестнице, потому что сам он не может выйти из своей комнаты.

Печально, но это правдивая иллюстрация того, каким может стать состояние духа христианина; он может страдать духовной чахоткой и переходить от слабости к слабости, пока жизнь не будет держаться на волоске. Он не умрет, потому что его жизнь сокрыта со Христом в Боге; но он может постепенно отступать до тех пор, пока не задрожит, как вода от ветра, и не будет полон сомнений, страхов и тысячи невзгод. У отступника нет силы для служения; он ничего не дает церкви, напротив, нуждается в том, чтобы другие христиане помогали ему и заботились о нем. Он нуждается в утешении и сердечности, но и от них получает мало радости, если вообще получает. Он жив, слава Богу жив, но эта жизнь - жизнь борьбы, несчастья, ограниченная жизнь. Его религия дает ему мало радости и очень много страхов. Он не находит много поддерживающих его обетовании, но встречает много угроз, преследующих его. Он будет спасен, но как бы из огня.

Сохрани Боже, чтобы вы или я подверглись страшному риску, какому подвергаются отступники, которые ходят вдали от Иисуса Христа и живут намного ниже возвышенного уровня, позволяющего поддерживать духовное здоровье. Пусть наши души процветают и будут здоровы, чтобы мы всецело следовали за Господом и вовек пребывали в Нем. Какая это милость, что после столь плачевной иллюстрации того, к чему ведет отступничество, мы можем обратиться к стиху и найти, что в нем написано:

«Уврачую отпадение их»!

Когда чахотка по-настоящему становится чахоткой, она, вне всякого сомнения, совершенно неизлечима обычными лекарствами, и хотя многие лекарства могут помочь страдальцу и продлить его жизнь, все же, как правило, чахотка — это вестник смерти. Отступление так же неизлечимо человеческими средствами и было бы предвестником полного вероотступничества, если бы не благодать Божья. Когда сердце человека начинает отпадать от Бога, подобно как камень падет с башни, скорость его падения увеличивается, и никто не может вернуть его назад на место, с которого оно упало, или остановить в воздухе, кроме той божественной руки, которая может нарушить законы притяжения, остановить падающего на пути греха и вернуть на его место.

«Уврачую отпадение их». Я предполагаю, что слава этого благословения в следующем: хотя отступление — вещь самая опасная, самая оскверняющая, самая ранящая и самая смертоносная, все же, если мы впали в него, не нужно отчаиваться, наоборот, нужно с надеждой слушать голос, говорящий: «Обратитесь, отступившие дети» и поддержанный обетованием:

«Уврачую отпадение их».

Для того чтобы увидеть это благословение в более ясном свете, давайте рассмотрим само исцеление. Что такое исцеление отступления? Можно сказать, что оно заключается в двух вещах: прощении греха и освобождении от его власти. Но известный человек Божий, епископ Рейнольдс, написавший о последних двух главах Осии, говорит о четырехкратном исцелении отступления, и я думаю, он прав. Во-первых, как мы уже сказали, отступление исцеляется, когда весь грех прощен. Подумай об этом. Ты был отступником, возможно, являешься им и сейчас, но Бог, Сам Бог нашего Господа Иисуса Христа, может очистить тебя иссопом, и ты будешь чист. Проказа оставит тебя, и твое тело станет чистым, как тело ребенка. «Придите — и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю». «Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более». «А если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, праведника: Он есть умилостивление за грехи наши».

О, какое блаженство! Если грех возвратится к тебе, дитя Божье, то источник Крови, которая омыла тебя однажды, вовсе не потерял силу. Тебе можно снова омыться, отступник. Престол милости не убран, и разрешение приблизиться к нему не аннулировано. Мое сердце радуется при мысли, что я могу прийти к Иисусу как грешник, если не смогу приступить к Нему как святой. Сейчас мне нужен Спаситель так же, как и всегда был нужен; мне нужно новое прощение нового греха.

Я благодарю Учителя за то, что Он научил нас каждый день говорить: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». Даже те, кто может сказать: «Отче наш, сущий на небесах» с полной уверенностью, рожденной в них сыновним духом благодати, все еще вынуждены просить, чтобы грех был прощен. Нам нужно ежедневное прощение, и мы получим его. «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды».

Следующий аспект исцеления — устранение всех губительных эффектов, вызванных грехом. Отступивший человек склонен погружаться дальше в грех, заражение непременно будет распространяться. Отступление лишает христианина многих его преимуществ: оно скрывает лицо Христа, помрачает Солнце правды, а точнее, ослепляет наши глаза Его яркостью; оно лишает нас всех нынешних радостей; оно огорчает Святого Духа и принуждает Его отойти от нас на какое-то расстояние. Но слова «уврачую отпадение их» означают: «Сниму с них все осквернение, вызванное грехом, исцелю все раны, которые причинил грех их моральной и духовной природе; верну им все, что они потеряли через уступки злу».

В-третьих, «уврачую отпадение их» значит следующее: «Удалю все наказания, которые Я послал на них вследствие их отступления». За то, что ефремляне взбунтовались против Господа, на них нападали жестокие тираны, но как только они покаялись, Бог убрал притеснителей и таким образом исцелил их раны. Быть может, ты, дорогой брат, уже долгое время находишься под палкой и говоришь: «Господи, когда Ты утешишь меня?» Возможно, Его ответом есть: «Я утешу тебя, когда ты полностью исповедаешь свои блуждания и оставишь своих идолов».

Прислушайтесь к наказанию и Тому, Кто назначил его. Многие дети Божьи переносят длительные периоды потерь и страданий, причину которых можно найти в том факте, что они не полностью обратились к Руке, наказавшей их. Господь приведет Своих назад; и если один удар не достигнет цели, они получат второй; а если и этого недостаточно, они будут биты многими ударами, пока наконец со слезами и плачем не возвратятся к Господу Богу своему. Вы не знаете, как много скорбей исчезло бы, как дым от дуновения ветра, если бы ваше сердце было более смиренным перед Всевышним. «Уврачую отпадение их», то есть «Уберу временное наказание, которым Я посетил их».

И четвертый вид исцеления — возвращение потерянного утешения. Вместо отчаяния, которое испытывает верующий, когда днем и ночью на нем тяготеет рука Божья, он еще будет радоваться в Господе. Божьи дети всегда должны испытывать наказание за грех. Будь они нечестивыми, они могли бы грешить и наслаждаться сладостью украденных вод. Но, если они истинные дети Божьи, за грехом должно следовать наказание. «Только вас признал Я из всех племен земли, потому и взыщу с вас за все беззакония ваши». Послушайте, как плачет Давид в пятидесятом Псалме, какой у него хриплый голос и как он окунает каждый стих в рассол покаяния во всех семи раскаяниях! Он не нашел беззаконие полезным или безвредным. Так же, братья, вы и я: если мы дети Божьи, то непременно обнаружим, что отступление — это корень, производящий желчь и полынь.

И все же после скорбного исповедания и глубокой душевной печали Давид получил утешение Божье, и его уста громко воспели Божью праведность. Он сказал: «Возврати мне радость спасения Твоего», и Бог возвратил ее, и кости, бывшие сокрушенными, возрадовались. Таково окончательное исцеление нашего отступления: мы получим вместо пепла украшение, вместо плача - елей радости. Не верьте, кающиеся путники, что Его милость ушла навсегда. Он вечно помнит Свой завет, и восстановит души ваши, и поведет вас стезями праведности ради имени Своего.

Брат мой, если грех устранен, твое горе будет смягчено. Если ты уберешь причину, то последует результат. Ты когда-то скакал, как Давид перед ковчегом, или плясал, как Мариамь под торжественные звуки тимпана, а теперь твои колени онемели, а руки опустились из-за греха? Да поможет тебе Господь порвать со грехом посредством праведности, и ослабевшие руки укрепятся, а дрожащие колени утвердятся; тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь, ибо Господь снова скажет душе твоей: «Я — твое спасение». Твое Солнце, кажется, закатилось, но для боящихся Господа Оно взойдет, и в Его лучах будет исцеление. Только возвратись к Господу, и Он вернет «годы, которые пожирала саранча», потому что Он сказал это и исполнит в полнейшей мере: «Уврачую отпадение их».

Теперь, братья, помыслите о способе исцеления этого отступления, потому что это — часть милости. Очень часто случается, что по благодати Божьей и Его провидению исцеление отступления происходит путем глубоких скорбен. Предыдущие главы показывают, что по отношению к Своим людям, впадающим в грех, Бог может действовать, как лев, или леопард, или же медведица, лишенная медвежат. Но я не буду останавливаться на этом пункте, только скажу, что самое тяжелое испытание, когда-либо постигшее вас, является превосходным благословением, если приводит вас к Богу вашему.

Я не хочу, да и не смею, молиться, чтобы Господь сохранил меня от всех дальнейших скорбей и боли. «Благо мне, что я пострадал». «Прежде страдания моего я заблуждал; а ныне слово Твое храню». Это истинно по отношению ко всем верующим. Крест — наше наилучшее земное наследство. Когда мы воображаем, что заслужили венец, нам следует вспомнить, что это было бы несвоевременной милостью, так как мы находимся не во дворце, а на поле битвы. Но когда мы несем крест, это — подходящее благословение, соответствующее последователям Распятого. «В мире будете иметь скорбь».

Следующие слова стиха приводят меня к мысли, что наш Небесный Отец в Христе Иисусе исцеляет наше отступление, как правило, по-новому открывая нашему разуму Его великую любовь. Следующее предложение говорит: «Возлюблю их по благоволению». Мое сердце никогда так не желает возвратиться к своему покою, как тогда, когда чувствует, что Господь облагодетельствовал его. Когда я вспоминаю, что я — все еще Его дитя, моя душа восклицает: «Я снова взыщу любовь Отца». Если бы я верил в доктрину об окончательном отпадении святых, боюсь, я не ощущал бы побуждения возвратиться к моему Господу: я чувствовал бы ожесточающее влияние рабского страха и, как Агарь, убежал бы в пустыню. Если бы блудный сын допускал мысль, что он лишен сыновства и больше не дитя своего отца, он перестал бы и думать о возвращении; но, хотя он и сказал, что не достоин называться сыном, он знал, что является сыном, и потому возвратился, и отец принял его.

Мы готовы признать, что с точки зрения справедливости сами по себе заслуживаем быть отверженными; но тот факт, что Он не отвергает тех, которых предузнал, тянет нас невидимыми, но непреодолимыми узами назад, к нашему Господу. Да, часто дитя Божье, охладев сердцем, оживлялось и освежалось такими мыслями: «Он все еще верен мне, хотя я и не верен Ему. Иисус купил меня Своею Кровью и не потеряет меня; я буду с Ним на небе, несмотря на все мое недостоинство. О мое сердце, как ты можешь быть для Него подобно айсбергу, когда Он возлюбил тебя, несмотря на твои бессчетные недостатки? Как можешь ты платить своему вечному Благодетелю такой неблагодарностью?» Великое горнило любви Христа рассыпает искры, которые падают в наши сердца и там начинают пламенеть:

Глубина милости, может ли Милость оставаться для меня? Может ли Бог сдержать Свой гнев, Помиловав меня, первого грешника?

Он приглашает меня возвратиться к Нему и говорит: «Я сочетался с тобою. Как отдам тебя, Ефрем? Как предам тебя, Израиль? Поступлю ли с тобою, как с Адамою, сделаю ли тебе, что Севоиму?» Ах, когда внутренность милосердия Божьего приходит в движение, возгораются наши покаяния; наша душа истаивает, когда говорит наш Возлюбленный. Наше каменное сердце подобно скале, из которой изливается вода, горы тают от лица Его, а когда пылает расплавляющий огонь, он доводит воды до кипения. Мы жаждем отмщения греху, наша ревность по святости пробуждается. Тогда мы возвращаемся к своему первому Жениху и к первой любви. Мы идем к Нему со слезами и прошениями, мы горим желанием к Нему в ночи.

Горячая любовь покоряет нашу душу, Мы стремимся в объятия Спасителя, Наше сердце обновляет свой обет, Очарованное величием милости.

Любовь — сеть, что тянет нас домой, Узы, удерживающие наш дух, Она не позволит нам снова блуждать И до конца нас продолжит покорять.

Иногда случается, что исцеление нашего отступления так же внезапно, как и милостиво. Когда мы проснулись сегодня утром, мы весьма удивились тому, как быстро земля покрылась снегом. Я не удивлюсь, если, выйдя отсюда, мы с изумлением увидим, что снег уже растаял. Господь, рассыпающий кусочки льда, может заставить ветер подуть так, чтобы потекли воды. Вы не находите, что так случается и в маленьком внутреннем мире? Ваше сердце было вялым и бесчувственным, а Иисус одним словом оживил вас! «Не знаете, как душа ваша влекла вас к колесницам знатных народа вашего». Благословен Бог, что Его исцеление может происходить в одно мгновение; Он может поднять Своих детей из гробов отступления и искупить от смерти. Молись, чтобы такое славное дело произошло в тебе, мой дорогой брат или сестра. Позвольте мне остановиться на мгновение, чтобы дать вам время прошептать молитву:

Приди, Господь, на крыльях пламенной любви, Чтобы поднять мой дух. Как молния, с небес сойди И хвалу в сердце мне вложи.

Даже если восстановление от отступления происходит постепенно, как иногда бывает, и сопровождается многими слезами и большой скорбью, все же благословение будет столь великим, что никакие мои слова никогда не смогут описать его ценность, поэтому я предоставлю вашим сердцам сделать то, чего не могут сделать мои уста.

III. В заключение мы должны поговорить об ОСОЗНАНИИ БЛАГОСЛОВЕНИЙ этого стиха, но поскольку время ушло, я буду надеяться, что вы уже получили его или не останетесь в покое, пока не получите его.

Если вы хотите быть спасительно и полностью восстановлены от отступления, искренне желайте этого. «Обратись, Израиль, к Господу Богу твоему». Поверните лицо свое к Богу. Твердо решите получить обновление Его благодатью. Затем исповедайте свой грех. «Ты упал от нечестия твоего». Признайте свой горестный проступок, и пусть он смирит вас. Когда душа глубоко, с покаянием смиряется, это знак того, что Бог исцеляет ее.

Я заметил, что когда кого-то исключают из церкви и такой человек смиряется и покоряет наши сердца своим покаянием и низким мнением о себе, его снова восстанавливают. Когда же те, кто тяжко согрешил, обращаются с просьбой о восстановлении, но при этом жалуются на решение церкви и поведение членов, я чувствую, что не смею советовать братьям снять с них наказание: если бы они по-настоящему покаялись, они не искали бы недостатков в других, но со многими слезами оплакивали бы свои недостатки. Один из признаков благодати — когда оступившийся полагает палец на свои уста по отношению к недостаткам своих братьев, чувствуя, что «не мне говорить слово против кого-либо: сам я так погряз в вине, что не смею бросить камень в другого».

Если ты желаешь, чтобы твое отступление было исцелено, много пребывай в молитве. «Возьмите с собою молитвенные слова и обратитесь к Господу». Отступление начинается с пренебрежения молитвой, а выздоровление начнется с обновления прошения. Если ты желаешь выздороветь, отбрось ложную самоуверенность. «Ассур не будет уже спасать нас; не станем садиться на коня». Выгони господина Плотское Удовольствие за двери: он твой враг и враг Бога, избавься от него. Отрекись от своих идолов: «И не будем более говорить изделию рук наших: «боги наши»».

Невозможно исцелиться от отступления, пока ты все еще чрезмерно любишь кого-то из детей или друзей или пока что-то занимает в твоем сердце место выше Христа. Ты никогда не будешь восстановлен, пока твои деньги занимают чрезмерно высокую позицию в твоих мыслях или пока твое положение в обществе дороже для тебя, чем Христос. Прочь идолов, или же они закричат: «Прочь Христа!» Откажись от них или же распрощайся с надеждой.

Наконец, возвратись с простой верой к Богу в Христе, помня, что «в Нем сирота находит милость». Если ты подобен сироте: осознаешь свою духовную нищету и не имеешь никого, кто помог бы тебе или позаботился о тебе,— тогда с уверенностью в пре-изобильную благодать Божью возвратись к Нему и живи.

О братья, будем же стараться приблизиться к Христу. Давайте сделаем своим девиз орла — «выше». Выше, выше, выше, поднимайтесь все выше. Будем же стараться достичь того, чего мы еще не познали. А что касается достигнутого — давайте крепко держать его, чтобы никто не похитил наш венец. «До чего мы достигли, так и должны мыслить и по тому правилу жить». Давайте же не отступать от нашей первой любви; но при этом не будем думать, «будто мы уже достигли или уже были совершенны». Будем же, забывая заднее, простираться вперед, взирая на

Иисуса - Начальника и Совершителя нашей веры. Пусть Господь обильно благословит Свою Церковь, пошлет Свою росу на Израиль и даст нам возрастать в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Ради Его имени мы просим и ожидаем этого. Аминь.